Мотивирующие плакаты в СССР

Как известно, в СССР люди работали практически за копейки и при этом почти не жаловались. В то время агитпропаганда работала на полную мощность, и каждый человек в СССР чувствовал себя частью общего механизма и не мог себе позволить лениться и плохо работать, ведь так не построить было светлое будущее, как завещал Ленин, словам которого все доверяли. Мы собрали некоторую часть советских мотивирующих плакатов для работающего класса.

Мотивирующие плакаты в СССР
Мотивирующие плакаты в СССР
Мотивирующие плакаты в СССР
Мотивирующие плакаты в СССР
Мотивирующие плакаты в СССР
Мотивирующие плакаты в СССР
Мотивирующие плакаты в СССР
Мотивирующие плакаты в СССР
Мотивирующие плакаты в СССР
Мотивирующие плакаты в СССР
теги

Начать день правильно

Есть очень хороший обычай.
Многими забытый древний обычай. Обычай начинать день с СОЗЕРЦАНИЯ КРАСОТЫ… Найти, ощутить красоту вокруг себя, в себе… Созерцать красоту дыхания… Красоту звуков вокруг… Ощутить красоту начала дня… Созерцать красоту в мыслях. Красоту Природы… Созерцать красоту в людях вокруг себя… Красоту жизни… Красоту Бытия…
Это очень хороший обычай…

Русские традиции
теги

В продолжение "курочке Рябы"!

ОБРЯД «ПЕРЕПЕКАНИЯ» РЕБЕНКА: НА ЛОПАТУ И В ПЕЧЬ

Помните злую Бабу-Ягу, которая сажала Иванушку на лопату и отправляла в печь? На самом деле – это отголосок старинного обряда «перепекания ребенка», который, несмотря на свою древность, был очень живуч и в иных местах сохранялся вплоть до XX века, а то и дольше…

Итак, «перепекание ребенка» – древний обряд. В одних местах к нему прибегали в случае рождения недоношенного, хилого младенца, при наличии рахита («собачьей старости»), атрофии и прочих недугов. В других – отправляли в печь всех подряд новорожденных. Зачем? — Вот об этом и поговорим.

Считалось, что если ребенок появился на свет раньше времени, если он слаб или болен, то это значит, что «не дозрел» в материнском чреве. А раз так, то нужно довести его до «нужной кондиции» с тем, чтобы он не только выжил, но и обрел необходимые жизненные силы.

Печь в традиции древних славян представляла собой своего рода отражение вселенной как триединого мира: небесного, земного и загробного, равно как и место общения с предками. Поэтому к ее помощи обращались, чтобы спасти недужное дитя.
При этом уподобляли рождение ребенка выпечке хлеба, а потому в классическом варианте «перепекания» младенца предварительно обмазывали ржаным (и только ржаным) тестом, оставляя свободными от него только рот и ноздри.

Тесто, к слову сказать, тоже было не простое, а на воде, принесенной на рассвете из трех колодцев, желательно бабкой-знахаркой.

Обмазанное тестом дитятко укладывали на хлебную лопату, привязывали к ней и трижды отправляли на короткое время в теплую (не горячую!) печь, в которой нет огня.

В одних местах это поручалось бабушке-повитухе, в других – самой матери, в третьих – самой старой женщине в селении.
Никогда перепекание не проводилось в одиночку и всегда сопровождалось особыми речами. Но если бабушке-повитухе (при которой состояла помощница, чтобы снять ребенка с лопаты), достаточно было побормотать что-нибудь вроде: «Припекись, припекись, собачья старость», то в других случаях предполагался обязательный диалог участниц процесса.

Смысл его заключался не только в произносимых словах-иносказаниях, но и поддерживал ритм, в котором надо было отправлять и возвращать из печи ребенка, чтобы он не задохнулся. Например, если по ритуалу полагалось действовать лопатой матери, то у дверей могла стоять свекровь.
Входя в дом, она спрашивала: «Что ты делаешь»? Невестка отвечала: «Хлеб пеку» — и с этими словами двигала лопату в печь.

Свекровь говорила: «Ну, пеки, пеки, да не перепеки» и выходила за дверь, а родительница доставала лопату из печи.
Аналогичный диалог мог происходить с женщиной, которая, трижды обойдя избу по ходу солнца, вставала под окно и проводила ту же беседу. Кстати, иногда под окном вставала мать, а у печки орудовала знахарка.

Существует детальное описание обряда «запекания» ребенка от сухотки, сделанное одним из дореволюционных бытописателей, которое завершается «продажей» ребенка, причем знахарка забирает его на ночь, а затем возвращает матери.

«В глухую полночь, когда печь простынет, одна из баб остается с ребенком в избе, а знахарка выходит во двор. Окно в хате должно быть открыто, а в комнате темно. – Кто у тебя, кума, в избе? спрашивает со двора знахарка – Я, кума – (называет себя по имени) – Более никого? — продолжает спрашивать первая – Не одна, кумушка, ох не одна; а прицепилась ко мне горе-горькое, сухотка поганая – Так ты ее, кума, выкинь ко мне! советует знахарка – Рада бы бросить да не могу, слышится из избы – Да почему? – Если выкину ее поганую, то и дите-чадо придется выкинуть: она у нем сидит – Да ты его, дите-то, запеки в печь, она и выйдет из него, слышится совет кумы».

После этого ребенка кладут на лопату для выпечки хлеба и помещают в печь. Знахарка, бывшая во дворе, обегает вокруг дома и, заглянув в окно, спрашивает: « – А что ты, кума, делаешь? – Сухотку запекаю – А ты, кума, смотри, не запекла бы и Ваньку – А что ж? – отвечает баба, — и Ваньку не пожалею, лишь бы ее, лиходейку, изжить – Ее запекай, а Ваньку мне продай».

Затем знахарка передает в окно три копейки, а мать из хаты подает ей на лопате дитя. Это повторяется трижды, знахарка, обежав хату и каждый раз через окно возвращая ребенка матери, ссылается на то, что он «тяжеловат». «Ничего здорова, донесешь» – отвечает та и снова передает на лопате дитя. После этого знахарка уносит ребенка домой, где он и ночует, а утром возвращает его матери.

Этот древнейший обряд был широко распространен у многих народов Восточной Европы, как славянских, так и неславянских, бытовал у народов Поволжья — мордвы, чувашей. Сажание в печь ребёнка, как средство народной медицины, широко использовали многие европейские народы: поляки, словаки, румыны, венгры, литовцы, немцы.

Дореволюционный этнограф и краевед В.К. Магницкий в своей работе «Материалы к объяснению старой чувашской веры» пишет:
«Вот как, например, лечили они детское худосочие. Больного ребенка клали на лопату, покрытую слоем теста, а затем закрывали его сверху тестом, оставляя лишь отверстие для рта. После этого знахарь три раза просовывал ребёнка в печь поверх горящих углей». Затем, согласно исследованию другого этнографа П.В. Денисова, ребенка «сбрасывали с лопаты сквозь хомут к порогу, где собака съедала покрывавшее ребёнка тесто».

Во время всей этой процедуры читала ряд наговоров.
Вариантов обряда перепекания было много. Иногда ребенка обмазывали тестом, лопату с ним проносили над тлеющими углями или сажали в остывшую печь. Но было у всех и общее: обязательно на хлебной лопате и в печь, как символ огня.

Возможно, в этой языческой процедуре следует видеть отголоски одного из древнейших обрядов — очищение огнем.
А вообще, эта похоже на некую закалку (горячо-холодно), которая мобилизует организм на борьбу с болезнью. Согласно свидетельству старожилов, к методу «перепекания» прибегали в очень крайних случаях, после этого младенец должен был или умереть, или выздороветь.

Случалось, что ребёнок умирал, когда его еще не успевали отвязать от лопаты. При этом свекровь на плач снохи говорила:
«Знать, ему не жить, а кабы перенес, так стал бы, знаешь какой крепкий после этого»…

Следует отметить, что обряд «перепекания» возродился в советское время. По воспоминаниям жителя села Ольховки В.И. Валеева (1928 г.р.), «перепекали» и его младшего брата Николая. Произошло это летом 1942 года. Брат его был не только худосочен, но к тому же криклив и капризен. Врачей в селе не было.

Собравшийся «консилиум» из бабушек поставил диагноз: «На нем — сушец». Назначен был единодушно и курс лечения: «Перепекать». По словам Валеева, его мать посадила брата (ему шел шестой месяц) на широкую деревянную лопату и несколько раз «сажала» Николая в печь. Правда, печь уже основательно остыла. А в это время свекровь бегала кругом избы, заглядывала в окна, стучала в них и несколько раз спрашивала: «Баба, баба, что печешь?». На что сноха неизменно отвечала: «Сушец пеку».
По мнению Владимира Ионовича, его брата лечили от худосочия. До сих пор Николай здравствует, чувствует себя прекрасно, ему более 60 лет.

Давно замечено, что в тяжелые годы испытаний и лихолетья, когда у людей постепенно теряется всякая надежда на выход из создавшегося положения, когда нависает какая-нибудь страшная опасность, из глубины веков вдруг начинают всплывать, казалось бы давно забытые обряды и обычаи. Люди как бы внезапно вспоминают, как поступали их деды и прадеды в аналогичных ситуациях.

Русских печек становится все меньше. Детская смертность, что ни говори, гораздо ниже, чем в стародавние времена, но больных детей рождается всё больше…

Младенцев в наши дни не перепекают (разве что кладут в инкубатор).

Зачем же вспоминать «старину седую»? А помните, как в сказке гуси-лебеди прекратили погоню за детьми только после того, как те забрались в печку?

Печка может быть условной… Ведь сам процесс перепекания был не только медицинской процедурой, но и в не меньшей степени – символической.

Таким образом, помещение ребенка в печь, помимо сжигания болезни, могло символизировать одновременно:
повторное «выпекание» ребенка, уподобленного хлебу, в печи, являющейся обычным местом выпечки хлеба и одновременно символизирующей женское чрево;

символическое «допекание» ребенка, «не долеченного» в материнской утробе;

временное возвращение ребенка в материнское чрево, символизируемое печью, и его второе рождение;

временную смерть ребенка, его пребывание в ином мире, символизируемом печью, и возвращение в этот мир.

… Вот так, добропорядочную знахарку Бабу-Ягу сказочники превратили в кровожадную злодейку, пекущую в печи детишек…
теги

ПРАВИЛЬНАЯ ОДЕЖДА "ГАРДАРИКА"


Русский национальный костюм стал менее распространён после того, как Пётр I в 1699 году запретил ношение народного костюма для всех, кроме крестьян, монахов, священников и дьячков. Вначале было введено венгерское платье, а потом верхне-саксонское и французское, камзол и нижнее бельё — немецкие. Женщины должны были носить немецкое платье. Со всех, въезжающих в город в русской одежде и бороде брали пошлину: 40 копеек с пешего и 2 рубля с конного.

Возрождая традиции «Гардарика» дарит возможность носить современную, качественную СВОЮ одежду!


теги

Как на Руси выкать стали или как обращаться: на вы или на ты?



Вроде бы, говоря Вы, мы выражаем своё уважение к человеку — к вышестоящим и незнакомым принято обращаться на Вы.
Но почему тогда близким говорим – Ты? Неужели, мы их меньше уважаем, чем тех, чужих?

Не странно ли: к Богу христиане обращаются на ты (… да святится имя Твоё; Да приидет Царствие Твоё; да будет воля Твоя…), а к всякому мелкому начальнику – на Вы?
Неужели, Творец всего Сущего меньшего уважения достоин, чем любой прохожий, которому мы говорим – Вы?
К святым обращаемся на ты, а к грешным – на Вы? Парадокс…

Может, дело не в уважении… А в чём? Дабы понять это, давайте вернёмся в прошлое.
Откуда и зачем пошло это – выканье?
Ведь во всех древних языках: др.греческом, латинском, др.русском – обращение было только на ты, это и понятно: коли един человек, то и говорить к нему нужно в единственном числе: ты.

Насколько я помню, впервые обращаться к себе как к многим – на Вы – потребовал кто-то из римских императоров. А если императора называют на Вы,- думают придворные его,- то, чем я хуже? давайте и меня – на Вы. И пошла волна гордыни сверху вниз:
каждый такой «пупок земли» стал мнить себя «маленьким императором» и требовать себе тех же «почестей»: «Я тебе не просто я, меня теперь много, я теперь – Мы!» И до того эта мода по Европе дошла, что сейчас в английском языка вообще уже цельного «ты» не осталось, все стали множественными You.

Конечно же, и на Руси люди испокон веков обращались друг к другу на ты.
Даже к Богу взывали – Ты. Ивану Грозному говорили ты, и он не обижался, ибо
это естественное, нормальное обращение – на ты,
общепринятое тогда: к одному человеку как к одному и обращаться.

Выканье к нам пришло относительно недавно, в петровские времена, как некая западная мода, новомодное веяние.Тогда Пётр I много западных обычаев приказным порядком в русское сознание внедрял.
И выканье, было одним из них.

Хотя оно могло бы нам и вовсе не привиться – осталось бы некой чужестранной диковиной,
но в 1722 г Пётр I ввёл в России «Табель о рангах», по которому ко всем вышестоящим (по рангу) надлежало обращаться на Вы, и называть их каким-нибудь «Вашим благо-высокородием».
А за нарушение этого правила полагался штраф в размере двухмесячного жалования,
причем назначен оный мог как за тыкание вышестоящему, так и за выкание нижестоящему.
А если учесть, что треть этих денег полагалась доносителю, то нарушать его было … небезопасно.

Таким вот образом в России насильственно, под угрозой штрафа, ввели западное выканье.
Простому человеку, понятно, тыкали все: «он же – мужик, а мы тут с эдаким европейским выпендроном, и уважаем только тех, кто с нами в одну социальную игру играет, и кто выигрывает… в ней… у нас».

И заметьте (это важно): сначала обращение на вы вводилось, чтобы подчеркнуть социальное неравенство: ты к императору на Вы, он к тебе – на ты; к вышестоящим по рангу – на Вы, они к тебе – на ты…
Т.е., выканье выражало социальный статус, положение в социальной структуре, а не уважение к человеку.
Уже потом сознание адаптирует: положение -> уважение к положению -> уважение, затем они сплетаются…
И вот уже естественное желание человека – чувствовать уважение окружающих, слышать к себе уважительное обращение – толкает его к тому, чтобы занимать положение, к этой «гонке по вертикали»…

Конечно, я не предлагаю грубо переходить на ты в общении только потому, что
таковое обращение является и изначальным, и естественным для человека,
не страдающего расщеплением личности.
Окружающие ведь могут не понять и – обидеться.

В обществе, хорошо это или плохо, уже сложился некий этикет, общественный политес, в котором, говоря друг другу «вы», мы словно подчёркиваем своё почтение к общепринятым Правилам Игры и отстранённо-уважительное отношение друг к другу.
Это как бы предохраняет нас от грубости, но и от …прямых контактов.

Но ведь, доведённое до абсолюта (скажем, в викторианской Англии) это
вы-общение, эта система общественных приличий, превращает живую жизнь людей в какую-то … шахматную игру, в которой, словно фигуры на доске, они совершают предписанное правилами движения по своим клеткам, важно раскланиваясь и улыбаясь. -Идиллия … или тюрьма?

Я написал сие лишь для того, чтобы мы помнили, когда и почему на Руси выкать стали, дабы, понимая это, осмысленней могли себе решать: к кому и как нам стоит обращаться.

ТЫ и ВЫ

На наше благословенное Отечество движется атлантистская волна чуждой нам англо-саксонской культуры. Стало модным обращение вы решительно ко всем возрастам. Казалось бы невинная и даже цивилизованная примета последнего времени: полностью заменить местоимение ты на вы. Но у русских ты всегда означало доверительность, выражало чувство братства, общинный, вечевой дух народа. Мы даже к Богу обращаемся «на ты”, что подчёркивает особенную интимность и расположение к единению. Русское вы означает признание почтенных возраста, должности, индивидуальности, тогда как английское универсальное you есть признак индивидуализма, безысходной разобщённости. У англо-саксов вообще отсутствует сокровенное ты. Есть архаическое thou (тау), и то это санскритское (= русское) ты. До середины двадцатого века в России многие совсем незнакомые люди обращались друг к другу „брат(ок)”, “сестр(иц)а”. Теперь же слышишь: „гражданин”, “гражданка”, „мужчина”, “женщина”. Когда Якубович в своей „Стране дураков” обращается к дитяти “на вы”, этот слащавый чуждый нам этикет, как не покажется странным, работает на разрушение наших традиций, нашего менталитета (в чём Запад немало преуспел). Для Запада русское ты — признак варварства и некультурности. В подтверждение того, сколь задушевным является русское ты, исчезнувшее у англо-саксов, хочется напомнить стихотворение Пушкина.

Пустое вы сердечным ты
Она, обмолвясь, заменила,
И все счастливые мечты
В душе влюблённой возбудила.

Пред ней задумчиво стою;
Свести очей с неё нет силы;
И говорю ей: как вы милы!
И мыслю: как тебя люблю!

Не стоит расслабляться по поводу западной „культуры” и его елейного вы. Сэры, мэры и пэры не ориентированы на братство ни меж собой, ни, тем более, с простым народом, от которого они ограждены “золотым занавесом”. А между братьями ты не есть признак отсутствия культуры, напротив, вы является абсурдным.

В Контакте Велесов Круг
теги

Добрый дом

Что такое дом? Может мы перестали отдавать должное этому месту? Наше поколение, в основном, привыкло к квартирам. И даже те, кто родился в селе, стремятся строить свои семьи уже в городах, в многоэтажках. Да и само жилье большинство людей сегодня воспринимают просто как место, где можно покушать, поспать, посмотреть телевизор. Может, потому, покинув такой дом, человек не чувствует к нему никакой привязанности? А что если построить дом, чтоб наполнить его своими энергией и настроением? Чтоб детки наши в будущем дорожили, ценили и знали, что такое родительский дом!
теги

Национальная идея: аграрное поселение людей. Демографический проект.

Мы социальное содружество Русских предпринимателей! Помогаем людям трудоустроиться, самореализоваться, начать бизнес и развиваться во всех направлениях.
Наша сверх-цель — вовлечь в осознанное взаимодействие и сотрудничество на пути к всеобщему благу все человечество. Это возможно только мирными способами. И в истории это всегда происходит благодаря новому типу межличностных отношений и формировании новой человеческой этики, меняющую сознание всего Человечества. И вместо того, чтобы бороться со злом и невежеством в людях, мы хотим интенсивно насаждать культуру социального и экономического взаимодействия, учить людей не только понимать, но и уважать и чувствовать друг друга, чтобы найти пути сотрудничества, а не конкуренции!

Ты успешен, но не счастлив? Любишь ли ты людей? Тебе не удалось ничего добиться в жизни? Или, достигнув всего, что хотел, ты разочаровался в ее смысле? Так ведь счастье не покупается, народный эпос не читали? И мы счастье не продаем, мы учим его искать и находить. Но лишь достойных — Профессионалов. Не тех, кто занят поисками смысла, а тем кто его уже целенаправленно реализует в жизни, боясь ошибиться, но все равно действуя.

ПРОЕКТ ОБЪЕДИНЯЕТ ЛЮДЕЙ ДЛЯ НЕ НАПРЯЖНОГО ЖИЗНЕТВОРЕНИЯ В РАЗЛИЧНЫХ СФЕРАХ.
Новая экология Землян — пространство согласованных действий и круга взаимного жизнеобеспечения.ЧИТАЙТЕ статью.
теги

? Почему русские люди не улыбаются?

? Почему русские люди не улыбаются?

Часто можно услышать от иностранцев, что русские — на удивление неулыбчивый народ.
Известный ученый, профессор Иосиф Стернин называет одной из особенностей русского характера бытовую неулыбчивость и объясняет ее несколькими факторами.

1. Улыбка в русском общении не является сигналом вежливости. Западные улыбки во время приветствия означают чистую вежливость. Чем больше человек улыбается, тем больше дружелюбия он хочет продемонстрировать своему партнеру. Постоянная вежливая улыбка называется у русских «дежурной улыбкой» и считается плохим признаком человека, проявлением его неискренности, скрытности, нежелания обнаружить истинные чувства. Русская улыбка — это знак личной симпатии, а не вежливость.

2. Русские люди не улыбаются незнакомым. Улыбка в русском общении адресуется в основном знакомым. Именно поэтому продавщицы не улыбаются покупателям — они же их не знают. Если покупатель знаком продавщице, она ему обязательно улыбнётся!

3. Для русских людей нетипично улыбаться в ответ. Если русский видит улыбающегося ему/ей незнакомого человека, он, несомненно, будет искать причину веселья. Может, что-то в его/её одежде или причёске заставило этого типа так веселиться.

4. Чтобы русский человек улыбался, у него должна быть для этого достаточная причина, очевидная для других. Это даёт человеку право улыбаться — с точки зрения других. В русском языке появилась уникальная поговорка, которой нет в других языках: «Смех без причины — признак дурачины».

5. Неулыбчивость русского человека (именно неулыбчивость, а не мрачность — русские в своем большинстве веселые, жизнерадостные и остроумные) поддерживается и русским фольклором, где мы находим массу поговорок и пословиц «против» смеха и шуток. Из словаря Владимира Даля «Пословицы русского народа»: — Шутка до добра не доводит. — И смех наводит на грех. — И смех, и грех. — Иной смех плачем отзывается. — В шутках правды не бывает. — Шутка к добру не приведет.

6. У русских не принято улыбаться при исполнении служебных обязанностей, при выполнении какого-либо серьезного дела. Например, таможенники в аэропортах никогда не улыбаются, поскольку заняты серьезным делом. Эта особенность русской улыбки уникальна.

7. Русская улыбка призвана быть только искренней, она рассматривается как искреннее выражение хорошего настроения или расположения к собеседнику. Итак, если вам улыбнулся иностранец — это еще ничего не значит, его учили улыбаться каждому, а если улыбнулся русский, то лишь потому, что действительно этого захотел.
теги