Что такое настоящая любовь?

печать топика
Много разговоров о том, что является и не является настоящей любовью.

Под настоящей любовью обычно мыслится любовь зрелая, в полном смысле слова здоровая, то есть не наносящая любящим разрушительных действий, а дающая лишь радость и стимул к развитию.

Многие догадываются, что для зрелой любви участники тоже должны быть зрелыми, способными испытывать радость от ответственности и имеющие тягу к развитию. Если радость человек испытывает только от легкомысленного существования и к развитию совсем не стремится, зрелой любви негде в его жизни пристроиться.

Это почти все понимают, однако сам механизм превращения незрелого чувства в зрелое, ненастоящей любви в настоящую многим неясен.

Например, неясно, каким образом зрелое чувство почти полностью избавляется от ревности, но не избавляется при этом от силы влечения к человеку? Как эта сила влечения совмещается с уважением к его свободе и готовностью принять любой его выбор? Как потребность отдавать любимому как можно больше не становится аддикцией и не уводит человека в положение, которое мы называем — минус? Как, вообще, поддерживается равновесие в такой сложной психической конструкции как сильная любовь?

Лучше всего психоэнергетику любви описывает психоанализ.

Изначально любовь имеет нарцистическую природу. Самая первая, детская любовь — нарцистична. Зарождающееся из небытия сознание любит только одного человека — себя. Именно себе оно хочет приносить удовольствие и пользу, потому что получает от этого неоспоримые ощущения. То есть такая любовь чувственно подкреплена. Если отдать конфетку другому, никакого сладкого вкуса на языке, если себе — очень даже чувствуется эффект.

У многих людей, даже во взрослом возрасте, любовь так и остается детской, нарцистической. Они любят других людей достаточно предметно, как конфеты, имея в виду только свое собственное удовольствие и пользу. То есть настоящая субъектная любовь у них только к себе, себе они хотят всяческого блага, власти и наслаждения. А другим — только постольку, поскольку от этого будет польза им. А если не будет, то и не хотят. Безразлично. Вот свое удовольствие они отличают, поскольку опять же — все рецепторы — в их собственном теле. Логично?

Первый шаг от нарцистической любви к зрелой — это идентификация. Перенос нарцистического чувства на другого человека. Это сложный психический феномен и он имеет отношение к развитию сознания и воображения.

Примитивная психика имеет слаборазвитое воображение, об этом поговорка «сколько ни говори — мед, во рту слаще не станет». Более развитая психика имеет такое воображение, что от слова «мед» возникает образ меда, и во рту действительно становится слаще. Причем если изучить картину мозга, окажется, что рецепторы реагирующие на сладкий вкус действительно активны. Наш мозг реагирует только на образы, которые рисует психика. Если нечто есть в реальности, но мы этого не замечаем, мозг не реагирует, если в реальности чего-то нет, но мы вообразили — реагирует.

Воображение позволяет человеку представить себя на месте другого, и пережить большинство эмоций, касающихся другого человека. Такой человек видит кровь на теле другого и чувствует страх, а то и боль, как будто это происходит с его телом. Не со всеми человек позволяет себе активно идентифицироваться, а лишь с теми, кого он выбирает как наиболее близких. На это построен принцип «свой и чужой», чужой лишен права на сочувствие и сострадание, идентификации с ним нет.

Этот феномен и запускает переходную стадию от детского эгоцентризма к зрелой любви.

Фрейд считал, что в норме либидо должно переноситься на другого частично, а истоки полной идентификации с другим (страстной, всепоглощающей любви) следует искать в вытеснении нарцистического чувства. Он писал, что люди, которые вытесняют весь свой нарциссизм (от невротизма, то есть чувства вины и страха наказания), могут страдать инвертированным нарциссизмом. Такие люди страстно влюбляются в нарцистические типы, словно завидуют их любви к себе и хотят таким образом пережить утраченное. С такой коллективной инверсией Фрейд связывает также всеобщую любовь к кошачьим, которые, по мнению Фрейда, идеально нарцистичны. В любовании кошками — зависть людей к их гармонии и любви к себе.

Любовь-перенос, даже частичный перенос — это еще не та зрелая любовь, о которой шла речь в начале поста. Она все еще очень нарцистична, просто человек заменяет себя или часть себя другим. Отсюда все проблемы, связанные с этой любовью.

Назову вкратце эти проблемы:

1. Ревность, потребность в контроле.

Человек, любя такой любовью, ощущает страх от утраты контроля. Это подобно тому, как если бы наше тело уходило иногда гулять без нас, и мы бы не знали, что там происходит с нашими руками, ногами, головой. Нам было бы не по себе.

2. Страх

Человека может охватывать ужас от мысли, что его второе Я (любимый) на самом деле способен его предать. Это крушение не только самооценки, но и мира, поскольку предательство в таком случае касается самой его основы. Собственного, отдельного Я у человека нет, его идентичность слита с другим человеком, и поэтому он так уязвим.

3. Ненависть

При такой любви человека нередко разрывают на части амбивалентные чувства. С одной стороны он искренне любит и готов отдать жизнь за любимого, с другой стороны он так же искренне ненавидит, когда замечает, что его не ценят. В одну минуту любимый может стать заклятым врагом, поскольку отрицает ценность человека, обладая при этом огромной властью.

4. Унижение

При идентификации чувство униженности становится весьма актуально, поскольку оценка человека целиком — в руках любимого. Любая критика и недовольство низводят человека до состояния ничтожества, роняют его самооценку буквально в пропасть.

5. Зависимость и подчинение

Боль, которая угрожает при любой дистанции от объекта, с которым слито собственное Я, при любых с ним конфликтах, заставляет сливаться с этим объектом все больше, переносить на него не часть либидо, а все, целиком, и все больше подчиняться ему.

6. Конечность и бессмысленность

Когда чувство проходит, не справившись с вышеперечисленным или испугавшись этого, от него не остается ничего. Ни нежности, ни благодарности, ни дружбы. Одно только холодное презрение и сожаление о том, что столь недостойный человек был назначен богом и настолько переоценен в состоянии измененного сознания.

Все перечисленные недостатки заставляют многих отрицать любовь как полезный опыт и считать ее чем-то патологическим. Многие, не выдержав испытаний переходной стадии любви, возвращаются в эгоцентризм, в инфантильное нарцистическое чувство, и решают любить только себя, а остальных воспринимать на дистанции. При этом они могут говорить, что любят, но любви себе не позволяют, а позволяют лишь симпатию. Такие люди много говорят о том, как важно сохранять собственные границы. К сожалению, сохранение границ многих возвращает в замкнутое на себе, эгоцентрическое состояние, в котором они и варятся, не развиваясь в нужном направлении.

То есть если сравнивать любовь нарцистическую (к самому себе) и любовь-перенос (когда Я идентифицируется с другим) при всей неприглядности, болезненности и разрушительности второго, второе — уже любовь. Да, незрелая, но уже любовь и попытка выхода за границы своего эго. Даже такая любовь позволяет душе расти, а личности наращивать внутренние резервы.

Как эта незрелая любовь, любовь-перенос, превращается в зрелую?

Зрелое чувство состоит из слияния с другим существом и отчуждения своей собственной части. Это в буквальном смысле — подарить часть своего сердца другому, но именно подарить вместе со свободой распоряжаться, а не сдать в аренду за плату на условиях. Если не отдать часть сердца (то есть не слиться с другим) не будет и любви, если не осознать, что эта подаренная часть тебе больше не принадлежит, любовь не станет зрелой.

Слияние + отчуждение своей части = любовь

Можно сказать, что в случае незрелой любви человек пускает другого человека в себя, но хочет оставаться на правах хозяина. При сильной зависимости готов стать и рабом, подчиниться. А в случае зрелой любви, человек отдает часть своего сердца, буквально отделив себя от себя же, как удваивается живая клетка при размножении. Любовь в точности повторяет этот биологический процесс на высшем психическом уровне.

Однако, чтобы быть способным на такой дар части себя и возможность восстановить как живая клетка свою целостность, нужно иметь немалые внутренние ресурсы. Нужно быть очень устойчивым и наполненным силой, чтобы отчуждать настоящую часть себя и разделять границы с собой же. Такая экзистенция дает совершенно новый вид бытия и открывает совершенно другие плоскости существования, однако сначала нужно стать полноценной личностью.

Опасно отчуждать свою часть, пока недостаточно внутренних ресурсов, есть риск себя потерять и погибнуть в жертвенном огне. Поэтому людям, которые не находят в себе такой силы, лучше скромно согласиться с тем, что их любовь незрела, находится в процессе развития, взросления, в ней есть и ревность, и страх, и даже агрессия, есть потребность в контроле и нормальный эгоизм. Согласившись с этим, намного проще это осознавать и контролировать, чем если отрицать и скрывать от себя, воображая зрелую любовь. Лучше не замахиваться на то, что пока не по плечу, а идти к этому постепенно.

Любовь-перенос — это нормальная человеческая любовь и она сама собой становится все более зрелой, если человек взрослеет и старается одновременно любить и уважать любимого, то есть искренне и самозабвенно сливается с ним, но в то же самое время пытается разглядеть в нем отдельное, свободное существо.

И то, и другое должно существовать вместе, ритмично как вдох и выдох. Вдох — слияние, выдох — разделение, без выдоха нельзя сделать вдох, а без вдоха — выдох. В этом динамика настоящей любви и ее тайна.

© Марина Комиссарова
теги

Комментарии (0)

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.